Мария Бурмака: «Я согласна быть ниткой»

"Без цензуры": www.bezcenzury.com.ua

Юка Гаврилова, 19 октября 2006



Фото из частного архива

Певица делится раздумьями о жизни... Она, как и раньше, мало похожа на запрограммированную на беспрерывную саморекламу звезду шоу-бизнеса. Мария – артистка, но живой человек.

– Мы снова за чашкой кофе в той же самой кофейне, что и два года назад.

– У меня такое ощущение, будто это было совсем недавно.

– Последний раз видела вас на сцене на заключительном концерте Всемирного форума украинцев и была поражена: Мария – нервная, невероятно красивая и жесткая – поёт свои хиты агрессивно, и в голосе вместо обычной лиричности звучит металл. Девушка вооружена гитарой...

– Здесь есть расхождение между тем, как сама себя воспринимаешь, и тем как воспринимают тебя люди. С того момента, как я стала выходить на сцену с электрогитарой, изменилась и моя манера. Гитара – это рабочий инструмент, она у меня не для красоты. Мы с ней становимся единым целым.

Я одновременно пою и играю и во время выступления не сосредоточиваюсь на своей внешности. Уже после смотрю видеозаписи, фотографии и вижу, как это выглядело со стороны. А на сцене я концентрируюсь только на том, чтобы чисто интонировать, чисто сыграть, донести людям все, что хочу им сказать. Жестко – не жестко, трудно судить. По мне, так моя музыка всё равно остается нежной, все песни о любви и настоящих чувствах. Другое дело – «розовые сопли». Их я в своё творчество не допускаю.

Хотя случается иногда, что песни, звучащие обычно нежно и лирично, в каких-то ситуациях (когда хочешь послать месседж или просто настроение такое, или что-то происходит в душе) могут прозвучать агрессивно или протестно. Очень непростой период был в моей жизни летом... Но к изменениям в стране, к политическим событиям это отношения не имело.

– В своё время вы объявили мораторий на общение с прессой...

– Да. Хотя были ситуации, когда мне хотелось о чем-то рассказать, но дала слово – держи. И мне это понравилось! Если честно, приходит момент, и ты понимаешь, что совершенно не хочется рассказывать о себе, не хочется расплескивать то, что происходит внутри. Я и так человек публичный, и мне иногда кажется, что о моих делах чужие люди знают больше, чем я сама. Разное настроение бывает, когда даешь интервью. Скажем, обсуждается тема одиночества или любви между мужчиной и женщиной, а потом читаешь свои слова и понимаешь, что с того момента твое мнение радикально изменилось. Поэтому мне захотелось уйти в себя, как улитка в ракушку, и никому ничего не рассказывать.

Это ещё совпало с написанием песен для нового альбома.

А потом я поняла, что все ответы – в моих песнях, а по поводу каких-то других вещей я откровенно высказалась у себя на сайте. Жизнь без интервью – это был правильный шаг, это самосохранение.

– Мария, вы часто появляетесь на страницах глянцевых журналов. Зачем вы нужны этим изданиям, я понимаю, а что вы получаете взамен?

– По большому счёту, я получаю то, что мои родители, живущие в Харькове, читают эти издания и думают, что не напрасно меня родили. Для них это символическое подтверждение правильности моего воспитания. Они радуются тому, что у них правильная дочь. Это первое.

Второе – я тоже потребитель такой продукции, и мне интересно читать о жизненном пути или об отношении к разводу какой-то яркой личности, конечно, если это не я... Журналы – порой неплохое чтиво на вечер. Меня интересует мир моды, тенденции, искусство, интервью. Не воспринимаю серьезно психологические советы, которые там даются женщинам. Я считаю, что мне полезно знать о том, что происходит в массовой культуре.

– Если о культуре в широком смысле слова, то считаете ли вы нормальным, когда всё больше людей, подавляющее большинство политиков и членов правительства между словами «культура» и «развлечение» ставят знак равенства? Или провозглашают сентенции «сначала экономика встанет на ноги, а уже потом займёмся культурой»...

– Я не могу упрекнуть человека, которому нечего есть, в том, что он не ходит в филармонию. А что касается политиков и тех, кто в данном контексте такое говорит, то это, собственно, страшное лицемерие. Они просто на этом паразитируют. А культуру, я убеждена, создают отдельные личности. Культурный процесс двигают энтузиасты.

Массовая культура и у нас, и во всем мире всегда будет ориентироваться на удовлетворение вкусов большинства. То есть будет удовлетворять спрос. Это нормально, массовая культура является частью культуры, и с этим ничего не поделаешь. Но всегда были и будут люди, не скажу единицы, лучше – личности, которые идут своим путём. В музыке это один, второй, третий. Так же и в литературе – один, второй, третий... и так далее. Их нельзя объединять в какие-то союзы. Да и без толку. Лично я не ставлю знак равенства.

– Но есть ещё и отдельные группы потребителей. Далеко не все могут получить то, чего хотят...

– Кто по настоящему чего-то хочет, тот найдёт. Не люблю заходить в дебри анализа экономики, социального и общественного развития. Но поверьте, если бы у людей возникло желание покупать литературу или музыку, в том числе и украинскую, то было бы и предложение. Видимо, слишком мало людей, которым это нужно. Это очень грустно. Не такие люди, как я, в сфере музыки, не такие люди, как Андрухович или тот же Жадан, в литературе (я назвала известнейших писателей), влияют на культурную ситуацию в стране. К сожалению. К такому выводу я пришла, и в этом тоже разница между мной сегодняшней и той, какой я была ещё год назад.

– Может, поговорим о личной жизни?

– Не очень хочется рассказывать, хотя... Дело в том, что я свободна, если говорить о моем семейном статусе. Но не одинока. К счастью.

– Мария, у вас есть опыт развода. Прошлая жизнь разрушена, и нужно строить что-то другое. Это творческий процесс?

– Для меня это не был момент творчества. Как всё было, не хочу рассказывать, фабула – просто мексиканский сериал. Ужасно больно. И уже не важно, по каким причинам и по чьей инициативе состоялся развод. Возможно, мы мало говорим о таких вещах. Я просто работала, нужно было буквально выжить. Шаг за шагом, не ставя перед собой великой цели, можно сказать, что я вышла из пике, выкарабкалась.

– Как сильная женщина смотрит на стандартные супружеские модели типа «мужчина – иголка, а женщина нитка»?

– Я – за! Я согласна быть ниткой. Вот только не могу найти мужчину сильнее меня. Раньше было намного проще – домострой и тому подобное. Женщине было проще жить, ведь выбор практически отсутствовал. А сейчас нужно выбирать: или делать карьеру, или рожать детей и посвятить себя семейной жизни, а когда все рухнет, то тогда уже делать карьеру и т.д. Или реализовывать себя, или по крайней мере себя не потерять. Слишком много вариантов, женщины теряются...

– А вас необходимость выбора пугает?

– Меня – нет. Выбор и возможность этим выбором воспользоваться – это главное, что есть в жизни. Но мне симпатичны славянские, украинские традиции, когда мужчина должен быть главой семьи, а на самом деле семьёй руководит женщина.

– Возникал ли соблазн написать автобиографическую книгу?

– Была идея написать банальный любовный женский роман. Ради иронии, потешаясь над всем, что читала в этом жанре. Автобиографическую книгу – нет. У меня песни автобиографические.

Я и так выношу на публику свой опыт. И положительный, и отрицательный. А в большем самораскрытии я не нуждаюсь.

– Интересные отношения складываются у женщин со своей внешностью. Стремление к идеальной красоте порой переходит в невроз, становится настоящей манией...

– Я стараюсь находить время для своей внешности. Занимаюсь спортом, делаю массажи, посещаю показы мод. Думаю, каждой женщине хочется, глядя в зеркало, нравиться себе. Но, мне кажется, что каждая женщина должна ценить свою индивидуальность, понимать, чем она непохожа на других.

СПРАВКА «БЦ»

Мария Бурмака родилась и выросла в Харькове. Записала около десятка альбомов. Воспитывает дочь. Считает, что каждое эмоциональное состояние является конструктивным. Швейную машинку, полученную когда-то в подарок на день рождения, начнет использовать по прямому назначению лет через тридцать. Ярчайшие впечатления за последнее время получила от фильма о любви «Вечное сияние страсти» и книги Шопенгауэра «Афоризмы житейской мудрости». Получает удовольствие от написания музыки и выступлений на сцене, пеших прогулок по городу. Лучшим средством от стресса считает шопинг или бокал красного вина. Гастрономический экстаз вызывает сочетание швейцарского сыра с вареньем из инжира. Практически постоянно находится в состоянии тихого счастья.

Оригинал находится на странице: http://bezcenzury.com.ua/ru/archive/8108/culture/8154.html