Марийка Бурмака: "Приятно быть популярной"

"Вечерние Вести", 15 Января, 2004 года

К Марийке Бурмаке можно относиться по-разному — любить или не любить. Но то, что её творчество оригинально и необычно, думаю, ни у кого не вызывает сомнений. Бурмака — певица демократичная и открытая, беседовать с ней за чашечкой кофе — одно удовольствие.

— Традиционно каждую зиму вы презентуете новый проект, с чем это связано?

— Эта зимняя традиция началась с альбома «Снова люблю», потом вышел мой рождественский альбом, а в прошлом году примерно в это же время диск «Live».

Сейчас работаю над новым альбомом, который должен выйти в середине февраля. Конечно, это не значит, что я, как Снегурочка, проснулась в начале зимы и начала творить. Просто осенью была в туре по десяти городам Украины, а потом снимался клип на мою песню «Той, той».

— Как будет называться новый альбом?

— Мы ещё не знаем. Просто нет времени над этим подумать. Единственное, что могу сказать, в этот альбом войдут такие песни: «Той, той» (новый клип на неё вы уже наверняка видели), «Не бійся жити», «Нехай» (этой песней обычно заканчиваю все концерты). В моём случае запись альбома — очень кропотливая работа, потому как слова и музыку пишу сама и все композиции существуют в гитарном варианте.

— Марийка, ваши песни трудно ограничить рамками конкретного музыкального стиля. Так задумывалось изначально или получилось само собой?

— Просто стараюсь делать креатив, которого на украинской эстраде очень мало. Всегда интересовалась творчеством таких музыкантов, как Стинг, Трейси Чепмен, Сьюзан Вега. То есть тех, кто пишет только так и не может по-другому. У них изначально есть своё лицо.

Моя музыка может кому-то нравиться, кому-то нет, быть модной или немодной, но я так пишу и по-другому не могу. Зато я всегда узнаваема. Подобная музыка ценится в мире больше всего, это нельзя сконструировать. Вот как Земфира... В последнее время появилось много людей, подстраивающихся под неё, но это уже не она.

— Кстати, многие называют вас украинской Земфирой. Как вы к этому относитесь?

— Мне Земфира очень нравится, и мне близко то, что она пишет. К примеру, американский посол Карлос Паскуаль сказал, что я украинская Трейси Чепмен. Кто-то, услышав мои гитарные вступления, может сказать, что я похожа на Стинга. Просто так получилось, что в Украине играющая на гитаре девушка — это я. Но кто ещё может выйти и серьёзно «ввалить» на гитаре? Поэтому меня всегда будут сравнивать с теми девушками, которые умеют классно играть на гитаре.

— А не обидно, что постоянно с кем-то сравнивают?

— Дело в том, что сравнивают-то не с самими худшими образцами. И ещё мне приятно, что и Земфира, и Стинг, и Трейси Чепмен — это звёзды без возраста. Всем совершенно всё равно, в чём они выходят на сцену, как они выглядят и сколько им лет. Это придаёт мне уверенности — я не переживаю по поводу появившейся морщины, потому как думаю, что смогу петь до глубокой старости. И всегда найдутся люди, которые будут это слушать. Каждый год со мной что-то происходит, появляются новые эмоции, и мне всегда есть о чём писать песни. Часто в Украине певиц сравнивают друг с другом. Я пою достаточно давно, и пока не появилось ни одной певицы, которая творит и поёт так же, как Бурмака. Посему я совершенно довольна, рада и счастлива.

— Скажите, когда было легче добиться успеха на украинской эстраде: когда вы начинали или сейчас?

— У каждого времени есть свои трудности и свои «лёгкости». На самом деле всё зависит от человека. Если у него есть желание и творческий потенциал, то возможно всё. Меня часто спрашивают: «Почему у вас всё получается?» Я всегда отвечаю: «Если бы вы знали, сколько у меня не получается!» Получается примерно треть из того, что задумываю, просто я задумываю очень много. Мне хочется многое успеть. Могу спокойно отказаться от каких-то материальных ценностей, чтобы качественно записать песню и пригласить лучших музыкантов.

— То, что вы пишете на украинском языке, удерживает вас в рамках Украины?

— Я пишу на украинском, потому что думаю и говорю на нём, и самые главные слова в своей жизни я произносила на этом языке. Если буду говорить о любви, то только по-украински, потому что это идёт из моего сердца. И вряд ли у меня получится написать песни так же хорошо на русском или английском. Хотя я пела и на польском, и на английском. А удерживает ли меня это в рамках Украины? Не думала об этом и не ставила перед собой другой цели. Я здесь родилась, я дышу этим воздухом, я патриот, посему всё, что я делаю, — украинское изначально.

— Популярность вам мешает или помогает?

— Я научилась не замечать повышенного интереса к своей персоне. Мне брат часто говорит: «Ты ходишь быстро, поэтому не замечаешь, что люди вослед тебе оборачиваются». Но иногда это мешает, особенно когда хочу сходить с ребёнком в «Макдональдс» в выходной или погулять по «Глобусу». Однако, что бы там ни говорили, а быть популярной всё же приятно.

— Популярность выручала?

— Несколько раз не брали с меня деньги за такси, а чтоб глобально как-то выручала, такого не было. Я не умею пользоваться своей популярностью и считаю это ненужным и неудобным. Меня в детстве приучили: «Манечка, ты должна быть скромной». Вот я и стараюсь.

Марина Сытник