МАРИЯ БУРМАКА. СОВСЕМ НЕ КРИМИНАЛЬНОЕ ЧТИВО.

К Марии Бурмаке можно относиться по-разному. Это дело вкуса. Одни от неё в восторге, для других же голос её далёк от классических канонов. А как же тогда Владимир Высоцкий, Далида, Паоло Конте, что совсем не укладываются в привычные рамки? «Ну, ты и сравнила!» - с улыбкой укорит меня кто-нибудь. Действительно, сравнивать не стоит. Потому что Мария – это Мария. Кто же она такая? Былая бардесса, от которой, как судачат, отвернулись свои же братья-барды., потому, что сошла с проторённой стёжки «лубочного» стиля? Она и сама точно не знает. Хотя особенно этим не озабочена. Прекрасно понимает, что создав новый альбом, обязательно кому-нибудь не угодит. Спасается философским: «Главное – быть честным перед собой. Тогда будет всё равно, что про тебя говорят».

За окном киевского кафе с интерьером в восточном стиле виднелся кусочек василькового неба, которое направило на землю ослепительный диск полуденного солнца. Сюда бы ещё дождь – и был бы мир по Марии Бурмаке. Но тут решительно растворились резные двери с капельками-витражами, и стремительно вошла она. Словно ветер прошелестел в высоких травах и присел отдохнуть около меня…

Мистические обстоятельства рождения альбома «МИА»

Когда я начала записывать альбом, перебрала для него очень много названий. Мне не хотелось называть его какой-то одной из песен, потому что каждую из них очень люблю. А имя Миа мне нравится благодаря своей нежности и мелодичности. Помните, его ещё носила героиня из «Криминального чтива»? По-испански и по-итальянски это слово означает «моя». В своё время я выбрала «Миа» для обозначения своего «ника» в Интернете. Я тогда как раз работала над новым альбомом (этот процесс длился более полугода) и постоянно ощущала недостаток общения. Поэтому днём я была на записи, а вечерами углублялась в Интернет, где появлялась в «чате» как «Миа». Вот и решила дать новому альбому такое название. Так как этим именем я называюсь тогда, когда я по-настоящему абсолютно откровенна перед собой, людьми и целым миром. Один из первых моих альбомов назывался «Марийка», хотя это не является моим именем. Меня называли так после первого конкурса, и это продолжается уже больше десяти лет. Вот я и надеюсь, что может «Миа» немного потеснит «Марийку».

К слову, если бы меня даже спросили, в каком стиле записан этот альбом, мне было бы очень сложно его обозначить. Думаю, что каждый человек найдёт в нём что-то своё. Кому-то больше нравится песня "Де ти тепер?" («Где ты теперь?»), кому-то - "Чорні черешні" («Чёрные черешни»), другим - "Я сама". Собственно потому, что в каждой из них гармонично сошлись несовместимые жанры, инструменты и звуки. Кто бы мог подумать, что можно объединить скрипку, аутентический хор «Радослав» с народной манерой исполнения и индийский ситар. Но я в своих песнях всё это сделала. А идея использовать «Щедрик» пришла ко мне подсознательно. Мелодия этого гениального произведения постоянно во мне живёт. И когда возникла фраза "Де ти тепер?" («Где ты теперь?»), я поняла, что она звучит как «Щедрик». И мне внезапно захотелось объединить её с монотонностью, неизбежностью ситара. Это очень старинный и несколько мистический инструмент. Что касается австралийского дуджириду (с ударением на последнем слоге), то он появился в альбоме абсолютно случайно. Нам необходим был какой-нибудь низкочастотный инструмент для контраста с высокими звуками, чтобы палитра была более богатой. В одной из предшествующих песен «Забыть всё» ("Забути все") мы записали соло на дримбе, которое исполнял мой муж Дмитрий. Поэтому мы решили в новый альбом включить этот инструмент. А тут как раз на студию зашёл режиссёр Сергей Товстолужский, который, как оказалось, тоже играет на дримбе, а, кроме того, ещё и на дуджириду. И тут вспомнилось, когда мы с мужем в 1996 году были в Австралии, мы видели этот старинный инструмент местных аборигенов. Это большая трубка, которая имеет чрезвычайно низкое монотонное звучание. С его появлением связана одна легенда: будто бы ветер, блуждая в камышах и дуплах старых деревьев, порождал именно такой звук…

Наталка Василенко, "Академия".
Перевод с украинского - Д.Овсянников