Мария Бурмака: "Прежде всего, министр культуры должен украинскую культуру любить"

"Высокий замок", 14.01.2005

12 января гостем редакции "ВЗ" был звёздный тандем Мария Бурмака и фронтмен группы "Мандры" Фома.

20 января они дают совместный концерт в Львовском государственном театре оперы и балета им. С. Крушельницкой "Иорданский вечер в Опере", который организовывает агентство "ДикАрт". Телефон не умолкал, впрочем, вопросы сыпались в основном на Марию. Публикуем самые интересные.

- Алло, это Ирина Кук. Я живу в Пустомытах. Могу ли я поговорить с Марией Бурмакой? Это Вы? Мария, я пишу эстрадные песни, но не знаю механизм, как их продают исполнителям и как мне защитить свои авторские права. Когда-то на Вашем концерте я передала Вам письмо с песнями для Пономарёва (популярный укр. певец – прим. перевод.), потому что не знала, как его найти…

М.Б.: хочу сразу сказать, что я пишу свои песни сама и чужих не исполняю. Это смысл моей творческой деятельности. Я воплощаю в песни собственные чувства. Что касается других исполнителей, то нужно находить на них выходы через сайты. Дать фамилию на поиск. Что же касается авторских прав… Адрес Всеукраинского агентства по авторским правам в Киеве – ул. Богдана Хмельницкого, 30. я сотрудничаю с ним. Можно придти туда с песнями, и вам разъяснят процедуру.

- Алло, это Дмитрий. Добрый день, это прямая линия? А Маричка Бурмака есть?

М.Б.: Да, я тут.

- Рад Вас слышать. На вашем официальном сайте широко представлена автомобильная тематика. Любите скорость?

М.Б.: Я Вам признаюсь… В моей жизни был такой момент, когда я уже почти ездила. Мне даже казалось, что скоро я буду Шумахером! Но через некоторое время въехала в забор собственного дома. Поэтому сейчас скорость, когда я за рулём, входит в мои "творческие планы". Для начала хочу научиться ездить хорошо.

- Алло! Марию можно? Это Анатолий из Тернополя. Слышал, что у Вас есть много дипломов и даже швеи и медсестры… Это правда?

М.Б.: Абсолютная правда. Швеи-мотористки второго разряда и медсестры, поскольку училась в высшем учебном заведении, где была военная кафедра. Кстати, я очень часто вспоминала о них, когда пела на Майдане, как о выходе на случай, если всё сложится не так, как бы мне хотелось. Я думала о том, что может настать время, когда моя главная профессия украинской певицы уже будет никому не нужен, как и вторая тоже – преподавателя украинского языка и литературы. Потому что, может, этот язык не будет востребован вообще…

- А учительницей Вы работали?

М.Б.: Когда училась в университете и проходила практику. А когда я училась в аспирантуре Киевского университета (в этом году я защитила диссертацию в Институте журналистики), то читала лекции студентам. Впрочем, они превращались во "встречу с интересным человеком". Я старалась вести практические занятия по телевизионным технологиям, а начинались вопросы вроде: "Какие у Вас творческие планы?", "А когда выйдет Ваш следующий альбом?".

- Я бы Вам своего ребёнка, как учителю, доверил бы.

М.Б.: У меня родители – преподаватели, и я знаю, что преподавать – это просто фантастика. Дети меня любили. Ещё год после завершения моей практики присылали мне поздравления. На 8 Марта, Пасху. У меня добрая, воспитанная дочь, и, думаю, что мне действительно можно доверить других детей.

- Алло, добрый день! Это прямая линия "Высокого Замка"? А можно Фому?

Фома: Да. Здравствуйте.

- Это Людмила звонит. Я помню Вас ещё с "Территории "А" (телевизионная программа – прим. перевод.). Первый клип, который я там увидела, был о Снежной Королеве. Скажите, пожалуйста, что Вы знаете о теперешней жизни коллег из "Территории", и какие взаимоотношения между вами остались с того времени?

Фома: Во-первых, хочу сказать, что "Мандры" никогда не были в "Территории "А", как в организации. Это было агентство, а мы просто размещали в эфире её передачи свой клип. По-моему, сейчас с ней остался только Виктор Павлик. А группа "The Вйо", которая мне там нравилась, к сожалению, распалась.

- Алло, это "Высокий Замок"? А можно пани Марийку к телефону?

М.Б.: Я тут есть. Добрый день.

- Очень приятно Вас слышать. Это беспокоит Роман из Ивано-Франковской области. Не знаю, помните ли Вы, на в 1990 году был юбилей казачества, и мы вместе пели песни в Запорожье. Не помните?

М.Б.: Знаете, столько событий миновало за 14 лет… нужно только напрячь память… Я всегда любила петь казацкие песни.

- Я слышал, площадь Независимости собираются переименовать в площадь Свободы, а может, лучше переименовать его в площадь Соединения?

М.Б.: Я Вам скажу честно. По-моему, сейчас не то время, когда стоит поднимать вопросы переименований. Нас и так ждёт много работы – каждого на своём участке.

- Алло! А где Марийка?

М.Б.: Марийка тут сидит, рядом с телефоном.

- Последнее время я что-то не вижу Вашей передачи. Вас закрыли? А, может, преследуют?

М.Б.: Последний год Вы меня действительно больше видели как певицу, но я успела ещё и защитить диссертацию на тему "Телевизионная технология создания контактных телевизионных программ. Украинский контекст 1993-2003 годы" телевизионная журналистика – это очень интересная вещь. Для меня – это как наркотик. Но сейчас у меня ни на что не остаётся времени, кроме музыки.

- А можно подробнее о диссертации?

М.Б.: А что Вас собственно интересует? Она насчитывает 250 страниц, и пересказать её вкратце я не смогу. Защита длилась 3 часа.

- Зачем Вам это? Что, собираетесь преподавать?

М.Б.: Знаете, существует такой стереотип: "Ты певица? Вот и пой…" Я борюсь с ним всю жизнь. Когда я ещё училась в университете, стала лауреатом "Червоной руты". Тогда у меня появилось очень много концертов. Студенты думали, что пятёрки посыплются на меня автоматически, а всё вышло наоборот. Очень многие преподаватели поставили вопрос по-иному: "Пой, пой, всё равно будешь сдавать сессию, тогда и поговорим, посмотрим, что ты знаешь…" точно так же было и тогда, когда я начала учиться в аспирантуре. "Певица? А почему тогда не в институт культуры?" а я ещё со школы мечтала учиться в Киевском университете. Теперь меня не только приглашают преподавать как телевизионного журналиста-практика, а ещё предложили и написать учебник.

- Алло! Пани Мария, у меня к Вам такой вопрос. В связи с чем Вы приняли решение выступать на Майдане, и делали ли Вам предложения из противоположного лагеря?

М.Б.: Для меня это было настолько логично, что я даже не представляла, где ещё могла быть в это время. Сама я из Харькова, в девять лет мне показалось, что происходит страшная несправедливость. Я осознала, что мой язык в Харькове почему-то чужой… Что моя культура вроде бы никому не интересна… Что украинская школа в Харькове одна… И это чувство несправедливости ведёт меня всю дорогу. Оно привело меня на "Червону руту", на голодовку студентов, теперь на Майдан. В 1992 году я написала песню "Мы идём". Не прошло и 13 лет, как её назвали "Гимном оранжевой революции".

- Пани Мария, я ещё хочу услышать, кого Вы видите на посту министра культуры в правительстве Ющенко?

М.Б.: Виктор Ющенко – это человек, которому я лично доверяю. Он профессионал, и в Украине достаточно других профессионалов, чтобы избрать достойного человека. А лично мне хотелось бы видеть министром культуры человека, который эту культуру любит. Думаю, это самое важное. К тому же этот человек должен быть в этой культуре и уже что-то в ней сделать. Сегодня нашей культуре не требуется слов и заламываний рук. Ей нужны реальные действия для поддержки национального производителя.

Олена Лань