Мария Бурмака: "В последнее время я стала карьеристкой…"

www.music.com.ua, 02.02.2004

Как мне кажется, Мария Бурмака – певица камерная: чтобы её понять и получить удовольствие от её выступления, необходимо находиться в небольшом, тихом помещении. Но если вы оказались на таком концерте – будьте уверены: вам будет хорошо, просто хорошо. Человеку, который грустит, понравится лирическая печаль песен Бурмаки, а, скажем, влюблённого человека, привлечёт светлая её романтичность. Интересно только, насколько этот сценический образ соответствует жизненной сущности Марии. Об этом мы с ней и пообщались, но сначала – о музыке. О том, что происходит сейчас в её творческой жизни.

- Недавно вышел мой клип на песню «Тот, тот». А в данный момент мы активно работаем над новым альбомом. Юра Пилип, саунд-продюсер альбома, а также мой друг и бас-гитарист, сейчас работает над аранжировкой песен. Скорее всего, работа над альбомом закончится где-то в середине февраля. Я просто не могу говорить о точном времени выхода альбома, потому что в этом играет роль так называемый «человеческий фактор»: кто-то заболел, у кого-то вчера был концерт, а сегодня он просто не может работать… Когда работаешь с людьми, особенно с музыкантами – людьми творческими, как правило, имеешь дело с их также творческой жизнью, поэтому трудно установить какие-то жёсткие временные границы. Также мы ещё не думали о рекординговой компании, которая выпустит альбом… Вернее, думали, но ещё не отдали предпочтения ни одной из компаний. Хотим сначала записать альбом, а потом уже с кем-то договариваться о его выпуске.

- Ты говорила только что о «человеческом факторе», который иногда мешает музыкантам работать. А что тебе может помешать в работе, какое событие может заставить тебя отказаться в один день от работы?

- Разные форс-мажоры у меня, естественно, бывают. У меня ненормированный рабочий день, я не должна сидеть в каком-то офисе с 9-ти до 6-ти, поэтому могу себе позволить варьировать время. Если случились со мной какие-то непредвиденные обстоятельства, тогда могу договориться и перенести свою работу на следующий день. Но я на самом деле всегда очень жду записей в студии или других дел, связанных с работой (потому что очень люблю это занятие), чтобы вот так просто взять, и отказаться от этого. Во всей нашей команде, кроме Виталика (Виталий Пастух, директор Марии – авт.), который и должен быть организованным, я – второй по ответственности человек.

- Музыка занимает всё твоё время, или остаются ещё силы на, возможно, какую-то другую работу? И с личной жизнью как?

- В последнее время на личную жизнь у меня не остаётся времени в принципе. Я говорю время от времени Виталику: «Совсем не остаётся времени на личную жизнь»… На что он отвечает так: «Первым делом самолёты, ну а мальчики, а мальчики потом»… Сейчас в моей личной жизни… я бы не сказала «плохо», нет… В ней сейчас пауза. И может именно благодаря этому у меня творческий подъём. В принципе, сейчас моё сердце холодно, я не влюблена. И, если честно, песен я сейчас не пишу. Для того, чтобы совсем не загрустить, не впасть в депрессию, я заваливаю себя работой с утра до вечера. Не успеваю выспаться…

- Приходилось ли тебе жертвовать личной жизнью ради работы?

- Ну вот, например, пару недель тому назад, мне довелось отказаться от романтического свидания с человеком, который мне нравился (мы не встречались, но это могло стать началом каких-то отношений). Случилось так, что в то время у меня появилась работа… Потом я ему не перезванивала, он мне тоже… Этим всё и закончилось. И раньше подобное случалось. Но сейчас ни на что, кроме альбома, совсем не будет времени – мне постоянно необходимо находиться в студии, где-то по пятнадцать часов в сутки. Бывало такое, что я проводила в студии сутки с половиной, не выходя совсем! Хотя раньше я могла иногда психануть, и сказать, что личная жизнь для меня важнее. А сейчас я поставила себе целью достижение некоего результата, и я не могу не победить. Поэтому сейчас – только вперёд.

- А вообще-то, к какому типу женщин ты можешь себя отнести – к тем, кто желает найти какой-то тёплый домашний уют и жить в нём, или к тем, для кого важнее всего в жизни – карьера?

- В последнее время я стала карьеристкой. Да и раньше, честно говоря, была такой… Я постоянно что-то делаю, потому что тогда, когда происходит какая-то пауза, у меня начинается депрессия, я «закисаю», вообще ничего не хочу. А работа для меня – это что-то такое необходимое, можно сказать, разновидность личной жизни. Так что, когда я снимаю клип, или записываю песню, а это значит, что будет больше концертов, чем сейчас (хотя, честно говоря, я уже не представляю, как это – ещё больше концертов, чем сейчас) – и от этого я получаю просто неимоверное удовлетворение! Такое удовлетворение, что, после окончания концерта, когда я схожу со сцены, могу сделать что угодно! Прошу Юру контролировать моё поведение, потому что первые сорок минут после концерта я просто себя не контролирую! Я могу расцеловать кого-то, пообещать всё, что угодно, признаться в любви к кому-то из своих музыкантов, который к этому просто не готов… А через 40 минут я прихожу в нормальное состояние, а ещё через час могу просто заснуть, потому что отдача энергии на концерте – колоссальна! Ну, а в эти сорок минут после концерта начинается такая бурная личная жизнь… Что потом думаю: «Боже, что я наделала…» Так что Юра и Виталик отвечают в это время за моё моральное поведение.

- Часто ты делала такие вещи, после которых было очень стыдно?

- Да, очень часто. Более того, бывают такие поступки (как раз те, что касаются личной жизни), когда бывает стыдно. Хотя в принципе, у меня имидж очень правильный, наверно, люди хотят видеть человека, который живёт правильно, и, вероятно, такой человек для них – я. Я не хочу эту мысль опровергать, но, если честно, я могу сделать такое, что потом долго думаю «что-о-о я сделала, как я могла…» А потом, кстати, могу спросить у Виталика: «Как я себя вела? Нормально?» Или у Юры… Просто они – мои очень близкие друзья. Иногда сделаю что-то, а потом просто стараюсь забыть об этом, тем более, что об этом знают один-два человека… О таком, понятно, нельзя рассказывать ?

- Кроме музыки, какой у тебя существует рецепт от депрессии?

- Шопинг. У меня бывает так, что я могу купить вещи, которые в моменты депрессии (или когда мне кажется, что «никто меня не любит, никому я не нужна» - у меня, да и у всех, наверно, иногда такое бывает) могут очень поднять настроение. Например, я иду в магазин и покупаю себе какую-то вещь. Потом могу её даже не одевать – у меня дома висит несколько вещей с бирками. Если на меня нападает такое настроение вечером, я могу сорваться и поехать куда-нибудь в 11 часов вечера; хорошо, что у меня есть такие друзья, которые могут поддержать эту инициативу. Можно посмотреть какой-то фильм. А вот читать я не могу, когда плохое настроение, потому что во время чтения могу продолжать думать о своём, дальше накручивать себя. Есть метод, которым я пользуюсь в такие моменты: нужно себе сказать: «я подумаю об этом завтра». Ложусь спать, а завтра всё уже нормально. Ещё можно просто подойти к зеркалу и начать себе улыбаться. Минуты через две просто станет смешно. И ещё один рецепт, он просто гениальный: съесть банан. Я когда-то прочитала, что в состав банана входит природный антидепрессант. Ещё до того, как его съешь – становится смешно, когда просишь продавца дать тебе лишь один банан. А ещё есть Интернет. Вечером, когда никуда не хочется идти, можно войти в Интернет, в конце концов зайти в какой-нибудь чат, познакомиться с людьми, придумать себе какой-то ник. Проговорить с кем-нибудь до утра. Или просто сварить себе кофе, стать около окна, погрустить, посмотреть на это как бы со стороны, подумать «ах, какая я грустная девушка около окна»… И также подумать: «А напишу я песню!» О своей неразделённой любви, например. Ещё можно послать SMS по знакомым. И если не на первое, то на второе сообщение придёт ответ: «А, ну тогда я сейчас заеду».

- А путешествия куда угодно могут тебе помочь?

- К сожалению, сейчас я просто не могу сделать себе поездку, просто чтобы развлечься – работы много. Например, я бы с превеликим удовольствием поехала к родителям в Харьков, но сейчас сделать этого просто не могу. Хотела в середине января поехать на море – не вышло. А по Украине я очень много езжу по делам. Но мы с коллективом можем превратить рабочую поездку в приятное времяпрепровождение. В принципе, я очень люблю гастроли – это очень весело. В этом январе мы были в Луцке на концерте в клубе. А после концерта, оставшись в клубе, мы решили просто так сыграть в «сейшне»… Я очень рада, что у меня такие музыканты, у которых душа просит после концерта сыграть ещё! Не за деньги, а так… потому что хочется…

Каролина Эгельтрович