История моего знакомства

На первый взгляд в моей истории знакомства с творчеством певицы и поэтессы Марии Бурмаки нет ничего необычного. Между тем необходимо отметить, что мне необходимо было приложить определённые усилия, чтобы открыть для себя её талант. Но всё по очереди.

Уже достаточно продолжительное время я живу в столице России, переехав сюда из своего родного города Харькова. Всегда увлекался украинской популярной музыкой, особенно мой интерес усилился в начале 90-х годов. В это время произошли широко известные политические события, результатом которых в том числе стал дальнейший расцвет украинского эстрадного искусства. Постоянно следить за появлением новых исполнителей, проживая в Москве, было достаточно сложно, но возможно. В этом мне помогала радиостанция «Промiнь» («Луч») с популярной программой «12 минус 2». Может быть, кто-нибудь помнит этот рефрен: «Дванадцять минус два, дванадцять минус два, Вы “Проминь” чуетэ, програма ця нова...» Дело в том, что ночной повтор этой программы можно было услышать в московском средневолновом эфире. Знаете, в ионосфере ночной порой появляется такой знаменитый слой “D”, который собственно и способствует такому дальнему распространению радиоволн. Мог бы на эту тему много и заинтересованно рассказывать, учитывая то, что когда-то окончил радиотехнический факультет Харьковского института радиоэлектроники. Но у меня сегодня другая тема. Ну вот, ставишь будильник на 2 часа ночи, просыпаешься, включаешь радиоприёмник и в 2-05 начинаешь записывать программу. Не дожидаясь окончания программы, идёшь и снова падаешь в объятия Морфея. Наутро ставлю записанную кассету в плеер и по пути на работу успеваю прослушать очередную конкурсную программу и познакомиться с новыми именами. Сегодня былого романтизма уже нет – Украина выключила средневолновые передатчики станции «Промiнь». Времена меняются, что-то ухудшается, а иное становится лучше день ото дня. Вот, например, сегодня в Москве можно приобрести компакт-диск какого угодно исполнителя из Украины. А раньше, да что говорить… Я ещё успевал отдавать свой голос по телефону за певицу (певца) или коллектив, который мне понравился. Да, романтизм таки был!

Таким образом, в один прекрасный день, а именно 28 октября 1994 года, моё внимание привлекла песня, которую исполняла неизвестная девушка с приятным, на мой взгляд, окрасом тембра голоса. Текст песни содержал много незнакомых мне украинских слов, но неожиданно взволновал меня. Да, это была народная лемковская песня «Под облачком». Для пытливых сообщаю, что лемки – это народность, живущая в Карпатах. Язык этих украинских горцев имеет существенные отличия от современного литературного украинского языка. Несомненно, талантливое исполнение мощно подчёркивало старые как мир человеческие переживания, заложенные в драматургию произведения. Именно с этой песни началось моё знакомство с творчеством Марии Бурмаки, она вскоре привела меня и к её собственной поэзии. В те дни у меня родилась мысль, что эта песня ворвалась в московский ночной радиоэфир, чтобы напомнить, что такое сильное чувство я уже когда-то пережил благодаря иной песне, но в сходных условиях. Прослушал её много раз. Эта новая песня, как и та давняя, для меня стала символом «голоса Отчизны», который звучит среди звёзд через почти космические расстояния…

Это может показаться странным, но сейчас, когда имею запись песни «Под облачком» на лицензионной кассете, та несовершенная запись с эфира почему-то наиболее дорога мне. Потом в программе «12 – 2» 14 ноября 1994 года прозвучала ещё одна песня Марии “Вiдлiтає печаль” («Улетает печаль»), которая также не могла оставить меня безразличным. После этой песенной жемчужины судьба моя была предрешена, покой был потерян окончательно.

Вот такая моя история, она и сегодня продолжается…

Дмитрий Овсянников