МАРИЯ БУРМАКА: "Я УЖЕ НИКОМУ НИЧЕГО НЕ ДОКАЗЫВАЮ, А ПРОСТО ЗАНИМАЮСЬ ЛЮБИМЫМ ДЕЛОМ"

Первое, что приходит на ум, когда  Она сама пишет музыку и слова, сама подбирает свою команду. Каждый новый ее альбом отличается от предыдущего, показывает нам другую Марию Бурмаку. Изысканные тексты, красивые мелодии, особый тембр голоса... Можно сказать, она из тех, благодаря кому и возникла современная украинская популярная музыка.

Буквально на днях вышел новый альбом «I AM» — своеобразное видение творчества Марии с точки зрения ди-джев лейбла «Sale Records».

— Мария, скажи, от чего тебе пришлось отказаться, чтобы заниматься музыкой?

— От многих любимых вещей. Из-за нехватки времени я, например, больше не рисую, не занимаюсь дизайном каких-то домашних штучек... Правда, наконец-то перестала сидеть целыми днями в Интернете: у меня выделенная линия, а чаты — это просто болезнь. Сейчас просто не могу позволить себе тратить время на что-то, кроме музыки и всего, что с ней связано. Очень надеюсь, что жертвую всем этим только до поры до времени.

— А за какую сумму ты смогла бы отказаться от музыки совсем?

— Это невозможно! Наверное, я могла бы не выступать, но процесс написания песен остановить нельзя. Это уже образ жизни — я испытываю какие-то эмоции, потрясения и тут же начинаю что-то писать. Видимо, это реакция организма на происходящее.

— Ты успеваешь писать песни и для других исполнителей. Неужели так много потрясений?

— Честно говоря, без потрясений я жить не могу, а поэтому часто сама их провоцирую. Например, развиваю из реальных проблем разные мелодраматические сюжеты, начинаю переживать всерьез, адекватно реагировать...

— И как же твой любимый человек выдерживает такой накал страстей?

— А он иногда и не выдерживает! Как правило, мои скандальные настроения, застают его врасплох. Но так как мы уже долго вместе, у него выработался своеобразный иммунитет. Поэтому он реагирует максимально правильно — ложится спать. А потом — я всегда первая прихожу мириться.

— А ты случайно не домашний тиран?

— (Смеется.) Я себе в этом не признаюсь. Хотя подозреваю, что жить со мной тяжело.

— Среди твоих друзей есть те, кому не нравится твоя музыка?

— У меня довольно ограниченный круг общения. В основном это люди, отношения с которыми поддерживаю годами. Их сложно назвать объективными, потому что от них я, в большинстве случаев, и слышу комплименты. А реальное мнение слушателей я узнаю из гостевой книги на своем сайте. Хотя критикуют редко — по большей части отзывы позитивные. И это приятно!

— А критику приходится выслушивать?

— Когда-то давно мне пару раз говорили, что я не умею петь. Я тогда подумала: «Да что ж это такое!» — и пошла на вокал к Наталье Гуре (известному педагогу по вокалу, джазовой певице. — Авт.). Сначала мы с ней всерьез занимались, ставили дыхание, интонирование, а потом просто начали, что называется, тусоваться. То вместо урока кофе пойдем пить, то просто болтаем. Недисциплинированно получалось, в общем. И она мне как-то сказала: «Знаешь, если тебе кто-нибудь еще раз скажет, что ты не умеешь петь, скажи ему, что ты берешь во-от эту ноту (а я ее, правда, беру) и все!»

— Говорят, что у людей публичных профессий много комплексов...

— Я бы сказала, много сложностей. Например, ты всегда должен выглядеть таким, каким тебя привык видеть зритель на экране, иначе перестаешь соответствовать их представлению о тебе как о звезде. Когда просто выбегаешь в соседний супермаркет без косметики, в футболке и джинсах, то не всегда готов к повышенному вниманию. А люди подходят, здороваются, заговаривают. Остается вежливо улыбаться и ретироваться...

— Чего тебе не хватает для полного счастья?

— Хочется думать, что хватает всего — я люблю и любима, у меня есть моя музыка и моя профессия. Я уже никому ничего не доказываю, а просто занимаюсь любимым делом. Я — взрослый человек, могу себя обеспечить, и если мне что-то очень сильно понравилось на витрине магазина, я знаю, что могу себе это позволить. И не обязательно тут же выкладывать последние деньги за понравившуюся вещь. Но само ощущение того, что мне это доступно и я этого достойна, делает меня уверенной в себе. А счастье — это такие редкие вспышки радости, в которые осознаешь, что все на самом деле хорошо! Вот я недавно примеряла одежду и влезла в абсолютно все вещи, которые мне понравились! Вот оно, счастье!

— Твой новый альбом... Какие эмоции он у тебя вызывает?

— Самые позитивные. К «I AM» у меня особенное отношение. Это — не просто еще один мой альбом. Во-первых, это ремиксы, то есть чужое видение моих песен, а это всегда интересно. Во-вторых, это — серьезный експеримент. Не каждый день незнакомые музыканты разбирают все твои песни по кусочкам, чтобы сделать из них что-то абсолютно отличное от того, что ты имел в виду. Но мне действительно понравилось все, что сделали ребята из «Киберjazz», «Dopes ov Air», «Tomato Jaws». Обычно мне мои собственные альбомы так надоедают в процессе записи, что возвращаюсь к ним лишь спустя какое-то время. А «I AM» я могу слушать по нескольку раз в день. Иногда мне даже кажется, что это не мой альбом, а какого-то другого исполнителя. И этот исполнитель мне нравится!

Каша САЛЬЦОВА
"Вечерние Вести", 07 декабря 2002 г.