Мария Бурмака: «У меня есть пара каденций форы. А потом будем говорить о моей политической карьере».

Ведущая – Юлия Жмакина. "Утренняя свобода", 4 мая 2006 г.

Киев, 3 мая 2006 (RadioSvoboda.Ua) – Мария Бурмака, певица, композитор, журналистка. На новую волну популярности её вынесла "Оранжевая" революция 2004 года. Певица Майдана гордится тем, что не получила никаких дивидендов (званий, должностей или денег), кроме чистого уважения и доверия слушателей.

Юлия Жмакина: Доброе утро, Мария!

Мария Бурмака: Привет! (смеётся)

ЮЖ: Какие самые сладкие утренние пробуждения были в твоей жизни – детские, девичьи или нынешние, зрелые?

МБ: Всё абсолютно по-разному. Я помню в детстве, когда открываешь глаза и видишь то, что ты видишь всё детство в окне… Почему я так люблю приезжать домой, к родителям в Харьков? Я ложусь на свою кровать, смотрю в окно… Я люблю так просыпаться. Вообще-то, если ты спрашиваешь о сладких пробуждениях, то я люблю проснуться от запаха свежесвареного кофе. Естественно, который сварен специально для меня.

ЮЖ: Сварен собственноручно?

МБ: О, нет! Ну, когда ещё глаза закрыты, ты в кровати, и ты внезапно ощущаешь, что вот, кофе тут, рядом. Нужно просыпаться. Это такие пробуждения, знаешь, такие… И, вообще, каждое утро я стараюсь встречать с радостью. Я люблю просыпаться раньше, чем моя дочка, хотя бы на полчаса раньше. Чтобы, ну хотя бы самой сварить себе кофе, выпить его, посмотреть в окно, выйти на балкон, посмотреть как люди спешат на работу… и тогда уже будить Яринку.

ЮЖ: А пишутся ли песни с утра? Приходят ли идеи песен?

МБ: Вообще-то, я пишу ночью. И если период написания у меня затягивается до 5-ти, 6-ти, 7-ми то тогда…

ЮЖ: … можно считать это утром…

МБ: … да, так что можно считать, что утром я пишу песни. А так, в целом, нет. Потому что я сова, я люблю поспать утром. Это, как правило, мне не удаётся. А так, чтобы меня кто-то за гитару посадил утром?! Песни – это чувства, это раздумья, это же то, когда начинаешь заниматься самокопанием, вспоминать, что было … а могло быть иначе… страдать… Ну, разве утром есть для этого время!?

ЮЖ: У тебя большой опыт был и на телевидении как журналиста и ведущей, ты пыталась сделать научную карьеру. Чем нынче, кроме написания и исполнения песен, ты занимаешься?

МБ: Я так привыкла много чем заниматься, что меня интересует… диссертацию защитила 2 года тому назад. Выпустила визитки: кандидат филологических наук. Я хотела этого. Я этого достигла. Телевидение люблю страшно. Журналистскую работу люблю страшно. Мне нравится именно само ощущение прямого эфира.

Но сейчас музыка победила. И она победила настолько… Вот мне часто задавали вопрос: что самое важное – журналистика (меня чаще видели как ведущую на экране) или пение. То сейчас музыка отнимает всё время. Потому что – это не только концертные выступления. Это репетиции, написание песен, съёмки клипов… Большая машина. Очень много людей со мною работают. И, к сожалению, телевидением я сейчас не занимаюсь. А, вообще, у меня будет много интересов кроме этого. Я люблю вышивать бисером, например. У нас дома это называется «Бурмака-дизайн». Я люблю делать какие-то икебаны. Таким образом, возможно, в недалёком будущем вы встретитесь с такой вывеской - «Бурмака-дизайн».

ЮЖ: Ничего странного. Ты как раз и отличалась от других украинских певцов именно тем, что говорила: «буду только петь, потому что больше ничего не хочу и умею делать так фантастично!» я не могу удержаться всё-таки от маленького политического вопроса. Ты получила большое количество дивидендов, симпатий и уважения во время "Оранжевой" революции как певица Майдана. Вот за этот период с того времени ты что-то радикально пересмотрела в своей жизни и жизни страны?

МБ: Ты знаешь, у меня есть такая философия, моя философия. Вот возвращаясь к твоему предыдущему вопросу, я не могу сказать, например, что я занимаюсь музыкой. Я живу ею. Музыка – это часть моей жизни. И я никогда не ставила на карту что-то одно. Может, даже я где-то не дотянула. А нужно было больше музыкой заниматься. Но, поскольку в моей жизни происходили тогда какие-то бурные события, то я жила. И в конце концов, этот период становится темой для каких-то следующих песен. Что же касается моего участия в событиях "Оранжевой" революции, которые мы переживали полтора года назад, то я всегда говорила, что это для меня был не столько политический, сколько моральный выбор. Я, честно говоря, никогда себя не считала ни политизированной, ни политически направленной певицей.

ЮЖ: Но так получалось…

МБ: Но так получалось всё время. Ну, ты же понимаешь, жить в обществе и быть свободным от общества невозможно. Естественно, меня тревожат вопросы добра и зла. Естественно, была написана песня «Не бойся жить». Была больше 10-ти лет назад написана эта песня «Не бойся жить». Есть какие-то вещи, которые волнуют и тревожат меня как человека. И это я переживаю и об этом я пою. Что касается не просто морального выбора, а политического выбора… ну, вот ты спросила – что я получила много дивидендов, доверие людей… И, кстати, хочу сказать, что это были одни из самых счастливых моментов моей жизни: когда я выходила на сцену и видела, что эти люди понимают, почему я тут, они поют вместе со мной…

ЮЖ: Была мотивация?

МБ: Была сильная единственная мотивация. И я до сих пор не ощущала такого внимания. То есть это было одно сердце, одна душа напротив меня. Хотя это были сотни тысяч людей.

ЮЖ: А разочарование за то время пришло? Потому что много людей как по одну сторону сцены Майдана, так и с другой стороны чувствуют сейчас именно разочарование. Ты можешь этим словом, этим понятием охарактеризовать этот год?

МБ: Нет, я не могу такого сказать. Я надеюсь, что я своим путём после этой революции тоже не разочаровала тех людей, которые видели меня на сцене. Знаешь, я иногда читаю свою гостевую книгу на своём сайте в Интернете. И там один человек очень хорошо написал (я не знаю кто это), но я ему очень благодарна. Там было написано: это политики переходят из одного лагеря в другой, создают коалиции, подписывают меморандумы, они двигаются, а Мария просто стоит на своём месте. (Имя этого, безусловно, достойного россиянина известно переводчику – прим. перевод.) Я, собственно, чувствую, что так и есть, потому что моё участие в "Оранжевой" революции абсолютно осознанно не вылилось, скажем. В получение каких-то званий, получение каких-то привилегий… Я ни разу не была, скажем, в Секретариате Президента Украины.

ЮЖ: А гонорары твои повысились после этих событий?

МБ: Всё, что происходило на Майдане – происходило бесплатно. А за год в какой-то мере мои гонорары повысились. Но тут роль сыграла не революция, а сыграло роль то, что за полтора года были сняты два (и вот уже сейчас третий) клипа. Я абсолютно плодотворно работала, меня видят люди и соответственно приглашают. И если я отказываюсь от каких-то концертов, то лишь потому, что имею какие-то другие концерты. И в какой-то мере повышение гонораров артиста – это свидетельство его упорной работы. Вот так. А что касается политики, то я действительно надеюсь, что, по крайней мере, во мне не разочаровались люди.

ЮЖ: Тогда быстренько возвращаемся к творчеству. Ты только что снялась в клипе, который ещё абсолютно никто не видел, потому что он, вероятно, ещё и не смонтирован. Тогда я предлагаю тебе сейчас выступить в жанре «Расскажи клип по радио».

МБ: Сделать это будет очень сложно, потому что даже в наших с тобой фантазиях я не могла бы нафантазировать, что я буду выглядеть так… Я вот это «так» выделяю. Потому что, надеюсь, ни у кого не возникает сомнений, что я достаточно привлекательная женщина… Но, чтобы это вышел «а-ля» «Основной инстинкт-2»…

ЮЖ: Думаю, что всё же ещё лишь «Основной инстинкт-1»… До второго ещё далеко…

МБ: На это не мог надеяться никто. Даже режиссёр Витя Скуратовский. Снято очень интересно. Мне сейчас очень трудно судить, что это снималось около 20 часов… Я даже не во всех фрагментах присутствовала. Мне самой хочется увидеть. Но многие из тех, кто случайно заходил на съёмочную площадку, когда видел меня, говорил: «Вау!»

ЮЖ: Я надеюсь, что слушатели «Радио Свобода», когда увидят твой новый клич на песню «Пробач» (Прости), вспомнят нашу беседу и скажут: «Вау!»

МБ: Юля, я хочу сказать ещё главное (режиссёру клипа я говорила это на площадке после съёмки эпизода у зеркала) – мне кажется, что это Он, о ком я писала эту песню «Пробач», когда увидит этот клип, очень жестоко пожалеет, что так случилось в нашей жизни. Там в песне такие слова: «Пробач, хай непомітні сльози, Це було так непросто спалювати мости, Пробач, може я у тому винна, бо я хотіла бути вільна і ти мене відпустив». («Прости, пусть незаметны слёзы, Это было так непросто сжигать мосты, Прости, может я в этом виновата, потому что хотела быть свободной и ты меня отпустил» - дословный перевод).

ЮЖ: Я предлагаю в завершение нашего интервью небольшой блиц-опрос. Так что, ответы в 2-3-х словах. Ты реализовалась как женщина?

МБ: Да.

ЮЖ: Что ты чаще скрывала в своей жизни – возраст или вес?

МБ: Три слова – не буду отвечать на вопрос.

ЮЖ: Ты могла бы принять участие в "Евровидении" и какую бы песню на нём ты спела?

МБ
: Наверно, не могла бы. Не мой формат.

ЮЖ: А если бы Родина позвала ???

МБ: Возможно, песню «Я можу розбити скло» (Я могу разбить стекло) по-английски. Потому что я думала над этим.

ЮЖ: Почему ты не стала политиком в эту избирательную кампанию? Планируешь ли стать политиком?

МБ: Я не стала политиком в эту избирательную компанию, потому что надеюсь, что будет ещё много избирательных компаний впереди. Сейчас я стараюсь более всего реализоваться как женщина (см. ответ на первый вопрос). И ещё где-то на пару каденций у меня есть фора. А потом будем говорить о политической карьере.

Перевод с украинского - Дмитрий Овсянников